Fallout 3: Destroyed Ideals

Объявление


Важные темы


О Fallout 3||Правила||Карта
Процесс Регистрации||Важные Материалы Игры
Организации и прочие темы по F3

Титры
Основатель: Сид Спартак

Смотрители:Россия-кун, Натан Спенсер, Кирк Тесла

Топы и рекламные партнёры

Клуб Форролл, рекламные объявления ФРИ, общение админов и мастеров Рейтинг Ролевых Ресурсов
Действие в игре

Сюжет

Оригинальный сценарий Fallout||Сюжет FRPG: Fallout 3

Местное время

27 августа 2277 года, отрезок времени 08:00-12:00, день

Форум заморожен. Наши соболезнования ((

(Подробнее на Радио от ТриДогНайта)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fallout 3: Destroyed Ideals » Архивы брошенных анкет » Восьмой>>


Восьмой>>

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

1) Имя
Сто двадцать восьмой. Сокращенно – Восьмой. Настоящее имя уже давно позабыл, поэтому довольствуется прозвищем.

2) Дата рождения, Ваш возраст, пол и раса (сейчас идёт август 2277 год)
17.10.2207/ 70 лет./ мужской/ европеоид – мутант.

3) Принадлежность и профессия
нейтрал, путешественник. Быть может, присоединится к какой-нибудь группировке.

4) Способности, навыки, параметры SPECIAL и ваш уровень
Параметры SPECIAL

Сила –6
Восприятие - 6
Выносливость - 6
Харизма - 5
Интеллект – 5
Ловкость – 5
Удача – 6
Основные навыки
Бартер - 25
Тяжелое оружие - 25
Энергооружие –30
 
Взрывчатка - 25
Взлом - 25
Медицина - 30
Холодное оружие - 25
Ремонт - 26
Наука – 26
   
Легкое оружие – 25
Скрытность  - 27
Красноречие - 25
Без оружия - 25
Особые способности
Звериная кровь [думаю, ничего страшного не будет, если я поэкспериментирую, тем паче, персонаж и без этой способности был бы таким]: могут разбудить способность слишком яркие вспышки, взрывы поблизости, опасность для жизни.
Возрастает сила и выносливость, но падает интеллект и восприятие. В таком состоянии может накинуться на союзника.
- Умение видеть в темноте [левый глаз]
Минусы: левый глаз чувствителен к яркости и обилию света. Если день солнечный – к вечеру в голова гудит от боли. Так же этот глаз дальнозорок и не различает некоторые цвета.
- Более высокий болевой порог.
- Сопротивляемость радиации намного выше, чем у обычного человека, но:
Из-за этого Восьмой становится зависимым от жидкости, без разницы что это – газировка или обычная вода. Т. е, мутант обязан часто пить, иначе его разум начнет все сильнее превращаться в тот, который сейчас у супермутантов. Скорее всего, это – ошибка ученых. Если в течение двух дней жидкость не поступала в организм, начинаются сильные галлюцинации, повышается агрессивность, голос становится низким, клокочущим, зрачки расширяются, иногда начинается кашель и длится около трех минут.
Заражен ВРЭ.
Восьмой – поздняя версия нынешних супермутантов. Однако ученым в какой-то мере удалось избежать основных ошибок, допущенных в случае с последними, частично сохранив тело и разум человека, хотя из-за этого Восьмой уступает своим сородичам в выносливости и силе. Бесплоден.

5) Характер
Голос. [изначально был лишь тенью, но во время путешествия по Пустоши проявился полностью]
Товарищ, прогнивший до мозга костей. Все видит, все слышит, но предпочитает как можно дольше молчать. Жестокий, считающий людей вокруг себя – животными, которые созданы для того, чтобы их постепенно уничтожать. Донельзя гордится своим долголетием и якобы “избранностью”.
Порой пытается довести Восьмого до белого каления, по его словам, просто чтобы “поразвлечься”. Любит сплетни, любую информацию, секреты, новости, однако в компании людей ведет себя как истинный хищник на пастбище дичи.
Самовлюбленный, эгоистичный, тщеславный, гордый. Единственный, кого так охотно бережет и помогает выбираться из переделок – сам Восьмой.  Счастливый обладатель неустойчивых моральных принципов. Бывает грубым, хамоватым.
Безымянный.
Большую часть своего пребывания в сознании Восьмого проводит в глубоком сне. Умный, проницательный. Любит слушать рассказы путешественников. Спокоен, порой равнодушен. Истинный флегматик. Иногда становится немым, а после снова впадает в спячку. Не одобряет действия Голоса и всеми силами старается свести к минимуму его общение с Восьмым. Дабы последний не потерял контроль и не устроил кровавую бойню. Холодно относится к женщинам. Наверное, не перенес потери Эмили. Скорее всего, Безымянный – это обычные кусочки прошлого, разрушенной памяти. Они то появляются, то снова исчезают.
Восьмой.
Нерешительный, любопытный. Вечно пуганный-перепуганный, способный за один день устроить катастрофу, а потом несколько лет подряд бояться вылезти из убежища. Упрямый. Настороженный. Людей побаивается, от вида животных впадает просто в  самую настоящую панику. Держится поодаль от всех. Меланхоличен. Держит Голоса “в наморднике”, дабы тот не смог дорваться до управления телом, хотя с радостью вступает с этим существом в вечные пререкания, а если получится, то и говорит с ним. Предпочитает быть нейтральным во всех отношения. Жаль, что получается это не всегда.

6) Внешность
Высокий, худой, поджарый.
Лицо. Нос прямой, глаза большие. Правый глаз карий, обычный. Левый – зеленый с вертикальным зрачком. Брови широкие, густые. Волосы жесткие темно-рыжие, словно ржавые. Взъерошенные. Между лопаток начинается недлинная “грива”, плавно переходящая на голову.
Тело обвито узлами мышц. Спина… Кожа на ней изуродована, неровная, в некоторых местах видны позвонки [чтобы Восьмой не умер от этой мутации, ученым пришлось здорово повозиться] нечто похожее можно наблюдать у кентавров. На правой руке мелкие белесые шрамы – Восьмой пытался написать собственное имя, чтобы не забыть, но так и не смог этого сделать нормально.
Одет в комбинезон 87 убежища, на груди которого пришита лимонно-желтая бирка “№ 128”. Носит старенькие кеды и старый-престарый латанный-перелатанный серый рюкзак за спиной.

7) Биография
Зерна упали в землю, зерна просят дождя.
Им нужен дождь.
Разрежь мою грудь, посмотри мне внутрь,
Ты увидишь, там все горит огнем.
Через день будет поздно, через час будет поздно,
Через миг будет уже не встать.
Если к дверям не подходят ключи, вышиби двери плечом.
Мама, мы все тяжело больны...
Мама, я знаю, мы все сошли с ума...

Ты слышишь? Эти звуки. Плач. Разговоры. Недоступные для твоего уставшего сознания. Они не для тебя. Теперь ты понимаешь, что испытывали те люди? Как бы ты не рвался наружу, погибнешь. Сгинешь в этих проклятых руинах. Здесь нет свободы даже надзирателям. Легче умереть, однако это – удел слабых. А ты не считаешь себя таковым? Нет?
  Я вскрикнул. Действительность погибала от моего растерянного взгляда. Пряталась в темных углах, была жестоко разорвана на клочья. Постепенно, извиваясь, как раненная змея, погибая от ярких лучей. Смех. Похоже, он принадлежал мне. Проклятые сны. Проклятая богами боль, уничтожавшая мое тело резкими ударами тупого ножа. Каждая клеточка моего тела дрожала подобно плохо сделанной иллюзии, стонала и таяла.
Я извернулся, со страхом прикоснувшись к пропитанной кровью повязке на спине. Земля зашаталась, завертелась серой каруселью. От боли стало тошно. Я попытался подняться, но сразу же упал на холодный пол. Приятный. Приводящий в порядок мысли. И снова раздался смех, пугливыми птицами отскакивая от стен и неприятно бьющий по ушным перепонкам. За толстым стеклом блуждали размытые пятна лиц. Я наблюдал за их медленным движением лишь одним глазом, так и не перевернувшись на спину.
Опыты. Боль. Кровь. Наблюдения. И я. Они стирали всю информацию обо мне. Пытались спрятать всю мою суть подальше от людских глаз. Прочь, прочь, прочь. Туда, где никто не найдет. Туда, где прошлое зачахнет и умрет, рассыпавшись невидимым прахом. Оставит только след на прокаженном теле. Хотя вскоре я больше не выдержу. Слишком сладка боль. И так хочется почувствовать покой. Перестать быть марионеткой в чужих руках. Я поверил, что мои страницы жизни вырваны и отправлены в полет по руинам городов. А как там, на воле? Неужели все умерли? Кроме меня, кроме них… Нет, надо дожить, чтобы посмотреть на это хотя бы одним глазком. Но… я поверил их речам. Может, все давно закончено? Может, больше ничего нет, и не существует это место? Эта тесная клетка, где запрещено иметь крылья. Хочу. Вырваться. Отсюда. Исчезнуть. Только оставлю след, чтобы не забыть хотя бы это. Они не смогут стереть эти слова. Это не будет больно. Надо найти что-нибудь острое…

- Сукин сын! Пусти меня! Рой, где ты? Этот ублюдок опять на меня на…
Он затих. Я дрожал от гнева, но смеялся. Даже был готов заплакать от наслаждения, всеми силами пытаясь освободиться от наваждений. Легкие разрывала неистовая радость. Пока тяжелый удар не вернул меня вниз. Под землю, где нет этой вещи. Далекой, бездонной. Того самого неба, о котором я читал в прошлой жизни. Я отшатнулся, тщетно надеясь увидеть человека, однако глаза отказывались что-либо видеть. Взгляд тонул в мутной дымке, отрешенно скользя по равнодушным стенам. “Ты сумасшедший, Восьмой. Зачем было устраивать эту перепалку?” Я не знал. Трепыхаясь в железной хватке санитаров, пока очередная волна боли не возвестила о спокойствии. Я обмяк и, будто спасаясь от неестественного расслабления, посмотрел на руку. На глубокие шрамы, теперь уже не имевшие смысла.  И темнота приняла меня в свои неуютные объятья.

Кассандра, Элайза, Саша. Эти имена проплывали в мутном сознании, попавшие ко мне, судя по всему, случайно, служили маяком. Эти женщины были знакомы тому, кто жил когда-то раньше. Раньше Восьмого. Исчезнувшего от их рук. И я занял место этого человека. И принял в свой разум все тайны того загадочного чужака. Эмили. Это слово крепко цеплялось за неровные края хаотичного движения мыслей. Что-то знакомое. Близкое, но сейчас чуждое. Я недавно обнаружил этот кусочек прошлого и с трепетом держал при себе, полностью погрузившись в поток тщетных попыток вспомнить что-нибудь еще. Вскоре боги решили подарить мне шанс. Шанс вернуться.
- Восьмой, тебя ведь так зовут теперь, да? – нерешительный слегка испуганный голос. Она внимательно посмотрела на меня своими изумрудными глазами. Девушка из моей головы. Прямиком из мозаики памяти. Эмили. Это имя до сих пор звучит подобно хрустальному колокольчику в недрах моего сознания, потратившего последние силы понимать хоть что-то.
- Да. – я кивнул и прислонился спиной к прохладной поверхности стены.
Она медленно прошла по маленькой комнате. Ее шаги показались какими-то громкими. Неестественными. Эмили села на кровать рядом со мной и протянула темное размытое пятно.
- Ты узнаешь меня? – она прекрасно знала, что происходит. От этого ее взгляд был виноватым и печальным. – Я принесла тебе кое-что. До всего… этого ты любил эту газировку.
Я насторожился, приняв этот маленький, похожий на кусочек льда, подарок. C плохо скрываемым любопытством я открутил крышку.
Глоток. Шипящая жидкость скользнула по горлу, обжигая его прохладой. И… Яркие пятна цвета, плясавшие  на стенах, исчезли. Разрушились. Усталость испарилась. Теперь я увидел Эмили настолько детально, что перехватило дух.
- Да ты просто чудо! – я рассмеялся, подбежав к окну палаты, за которым деловито носились ученые.
Необъяснимая легкость словно подхватила меня под руки, стараясь поднять к потолку. Тех тяжелых оков больше нет.
- Что случилось? – на лице девушки застыли испуг и удивление.
- Эмили, - я сиял, как именинник на своем дне рождения. – Галлюцинации, они… пропали! Я снова нормальный!
- Я позову врачей, это очень важно! – Эмили выбежала прочь из комнаты. Еще долго были слышны ее шаги, доносившиеся из коридора.

Сталь между пальцев, сжатый кулак.
Удар выше кисти, терзающий плоть,
Но вместо крови в жилах застыл яд, медленный яд.
Разрушенный мир, разбитые лбы, разломанный надвое хлеб.
И вот кто-то плачет, а кто-то молчит,
А кто-то так рад, кто-то так рад...

Ты допустил грубую ошибку. Теперь они посчитают своим долгом загнать тебя в могилу. Жаль, что ты не можешь вспомнить, чем ты насолил этим людям. Тогда жизнь стала бы намного легче. Но, увы, опыты продолжаются. Ты возродил интерес к своей скромной персоне.
- Вы не имеете права!
- У нас столько прав, сколько вам и не снилось, мисс Эггер!
Я вздрогнул из-за поднявшегося в коридоре шума. Голоса приближались, становились громче. Я поднялся с кровати, на которой пролежал несколько часов кряду, пытаясь уснуть, и подошел к двери.
- Это абсурд! Откуда у вас эти сведения? Еще неизвестно, можно ли там жить. Он все-таки человек…
- Да, в прошлом преступник, а на данный момент подопытный. Для этого мы и изменили его…
- Преступник?! Это ложь, он просто помешал вам в опытах над жителями убежища…
- Довольно! Вы всего лишь лаборантка. Откуда такая осведомленность? – мужской голос стал тихим и слегка шипящим. Угрожающим.
- Я…
- Рейчел.
Выстрел. Вскрик. Глухой удар. Видимо, падение. Я понимал, кто стал жертвой оружия, и из-за этого попытался выбить дверь плечом, но ничего не получилось.
- Избавьтесь от тела. Том, открывай дверь…
- Мистер Фолл, сэр, на западном крыле непредвиденное обстоятельство! Образцы вырвались из своих камер.
- Что? Том, действуй по плану, Рейчел, за мной.
Снова шаги. Господа палачи удалились. Стук клавиш, темная фигура где-то в стороне. Рассмотреть гостя не получалось. Дверь открылась, и некий Том оказался на пороге палаты. Не раздумывая, я прыгнул на охранника. Мы вылетели в коридор. Приземление оказалось твердым и жестким. Кое-как поднявшись на ноги, я ударил чужака ногой по лицу. Хрустнуло, подошву ботинка заляпала алая жидкость. Следующим ударом я выбил из его рук оружие. Внезапно все мое внимание приковало чье-то тело. Небольшое, изящное. Я подошел к этому существу. Беззащитному. Умирающему.
Это лицо  исказила боль, но при виде меня девушка выдавила некое подобие улыбки. Эмили хотела что-то сказать, однако из ее горла послышался лишь жалкий хрип. Судорожно вздохнув, ученая обмякла.
В сантиметре от моего уха просвистела пуля, поэтому ни закатить целый концерт из стенаний, ни тем более утащить мертвое тело Эмили я не решился. Как и оказалось, мой новый знакомый Том уже поднялся на ноги и держал в руках пистолет. Проигнорировав его выкрики “Руки бберх!”, я шустро скрылся за ближайшим углом. Снова раздались выстрелы, но меня это уже не волновало. Все убежище гремело от тяжелых ударов пудовых кулаков моих…кхм, дальних сородичей. К всеобщему хаосу добавлялись вопли, беготня перепуганных людей, плач, причитания, грохот и прочие звуки, неприятные для ушей.
После долгого бега по коридорам, чтобы переждать вспыхнувшую войну между подопытными и учеными, я заперся в темной комнате. Щелчок выключателя – и мрак мигом исчез, прогоняемый электрическим светом. Внезапно пол особенно сильно дрогнул, и взвыла сирена. Отлично, только радиации для полного счастья и не хватало! Я огляделся по сторонам в поисках необходимых вещей. Судя по всему, мне все-таки придется бежать из убежища.
Собрав тот хлам, который сможет пригодиться в побеге, и, сложив его в небольшой рюкзак, я выскочил в звенящий от изобилия всевозможных звуков коридор и ринулся на нижний уровень, к тяжелой двери. Кто-то, как выяснилось уже на самом пороге моего “родного дома”, успел освободить путь на поверхность.

Мама, мы все тяжело больны...
Мама, я знаю, мы все сошли с ума...
Ты должен быть сильным, ты должен уметь сказать:
Руки прочь, прочь от меня!

Откуда эти лица? Откуда столько страха? Неужели вот она, эта свобода? Это… все? Ради этого ты не умирал. Терпел. Ради стен земли и очередных пятен лиц. И волны животного ужаса. Глупо. Тебя обманули. Все это… пародия, не похожая на те описания из книг. Что-то подсказывает мне, что это не весь мир. Ищи его.
Я петлял по каменным проходам, подобно зайцу. И вокруг были лица. Маленькие, грязные. Дети. Многие из них держали ружья и пистолеты, но сейчас меня и не смог бы остановить и мутант с миниганом. Сердце угрожало вырваться из груди, виски сжимала кровь, отбойным молотком стуча по моему разуму. Спустя несколько минут блужданий по подземелью, я услышал звуки сражений, а позже попал в просторную галерею, где эти самые дети, которых в жизни не приходилось представить с оружием, храбро защищали это угрюмое царство. Свистели пули, рычал мутант и эхом отдавался чей-то лай. Я застыл на месте, ошарашено изучая лохматую тварь. Взвизгнуло, глухой удар и послышался тихий вздох. Мой собственный вздох. Рука повисла плетью, а по рукаву расползался кровавый узор. Я пошатнулся, сжимая рану от шальной пули.
Беспорядочный бег, метания по клетке, рюкзак, тянущий к земле и… дверь. Ее словно разрывали острые полоски слишком яркого света. Я остановился, затравленно посмотрел назад, не решаясь уйти отсюда. Распрощаться с прошлым, оставить его здесь, в благословенной темноте. Но что-то выло внутри, рвалось вперед, и я поддался этому неведомому существу. Заскрипели ржавые петли, дерево этой двери, кажется, могло рассыпаться прямо на глазах.
Свет. Яркий. Ослепляющий. У меня перехватило дыхание, глаза немедленно заболели. Я скрючился у самого входа, сел на сухую, горячую землю. Смех. Боль. Я на воле. Свобода. Свобода. Свобода…

Ты должен быть сильным, иначе зачем тебе быть.
Что будет стоить тысячи слов,
Когда важна будет крепость руки?
И вот ты стоишь на берегу и думаешь: "Плыть или не плыть?"
Мама, мы все тяжело больны...
Мама, я знаю, мы все сошли с ума...

8) Инвентарь
Запасной комбинезон, несколько деталей и 15 батареек для пистолета. Три пачки печенья в виде разных зверей, 10 бутылок воды [небольших], 5 коробок кексов, пять кексов из болотника, несколько заколок.

8.1)Оружие.
Холодное оружие:
Кувалда.
вес 5.44 кг
урон зависит от силы удара и защиты противника.

Лазерный пистолет:
1.Калибр - импульсный лазер.
2.Количество постов для использования - 5
3.Скорость полета патрона – не знаю.
4.Дальность выстрела - 50 м
5. Вес б/п: ~1350 г.

9) Пред игровой пост
Я опустила уши. Старая привычка, не желавшая исчезнуть и оставить меня в покое. Незнакомец был… необычным. Черная шерсть озарялась серпом луны а глаза… глаза как две голубые искры. Я вяло сопротивлялась этому пронизывающему взгляду.
Я на мгновение отвлеклась от гостя, окинув комнату быстрым взглядом. Было темно, в углах гнездились сгустки теней, но освещать первый этаж не хотелось. Меня притягивал полумрак, его мягкость, всегда ласковые объятья и столь сладкая ложь. Я погружалась в этот, сплетенный из нитей ночи, плед. Ночью все казалось сказочным. Горели золотистыми огнями квадраты окон, уличные фонари освещали пустынные улицы. А снег… Снежинки кружились, метались из стороны в сторону от легчайшего порыва ветра, постепенно падая и покрывая землю пуховым одеялом. Некоторые из них опускались на нос, сразу же тая от тепла, превращаясь в маленькие капли горного хрусталя. Хлопья снега липли к шерсти, попадали в глаза и уши, но я не сопротивлялась игре природы. На то она и природа, чтобы играть со своими творениями. Жить веками и ничего не делать, наверное, скучное занятие. И я шла. Шла вперед, взрывая лапами свежие сугробы, на время прикрывшие нагое тело земли. Пахло свежестью. Я чувствовала запах хвои, который принес из родных мест всегда свободный ветер. В такие моменты чувствуешь себя единственной живой душой во всем городе. Лишь редкий прохожий, спешащий к себе домой, равнодушно глянет на бредущего волка, почти не видного на фоне снежного царства.
Я вырвалась из потока бесконечных мыслей, возвращаясь в пыльную комнату. Незнакомец смотрел на меня изучающе, и, к моему неудовольствию, оценивающе. Я слегка нахмурилась, кое-как сдерживая себя, чтобы не скорчить скорбную физиономию. Про себя мне пришлось отметить, что Эльхант вряд ли обрадуется, когда я завалюсь к нему в комнату ночью с известием о пополнении стаи в лице этого вот чужака. Хотя мне, впрочем, от гнева главаря ни тепло, ни холодно не будет. Иногда меня веселило свое же равнодушное отношение к любимой серебристой шкурке. Я на краткий миг прищурилась, когда свет фар, проехавшей мимо пятиэтажки машины, желтой полосой заскользил по полу, попал в глаза.
- Здравствуй, здравствуй... Помочь ты могла бы мне многим, да я не собираюсь тут никого напрягать, тем более волчицу. Не по джентльменским это правилам.В ответ я искренне мягко улыбнулась. Нынешняя жизнь может из благородной леди сделать последнюю тварь, так что любые правила в таких случаях отпадают. Благо, мои принципы и устои особым изменениям не подверглись.
- Мне не сложно сделать какое-нибудь маленькое дельце. В последнее время я только и торчу в пятиэтажке.Голос. Тихий, шуршащий, низковатый. Он мог журчать как весенний ручей, а мог быть угрожающе-шипящим. Мои эмоции были видны в глазах и слышны в голосе. Я не любила много говорить. Не умела делать это красиво. Длинные фразы обычно прерывались на полуслове, потому что я теряла нить разговора, забывала ее и лишь через несколько минут могла вспомнить о чем говорила ранее. Мне нравилось слушать, накапливать информацию и иногда это помогало. Даже за жалкий обрывок разговора многие могли платить огромные деньги. С помощью отдельных слов можно выстроить путь к величайшим сокровищам. Но я лишь слушала и запоминала, не пользуясь своим умением находить приключения, которых иногда бывало слишком много. Мне просто нравилось узнавать чужую жизнь, чужие радость и горе.
- Давно в стае?
- Нет. Дня два-три от силы, не больше. Это заметно?
Я наконец подняла уши и перестала хмуриться. Скорее всего, я наткнулась на старого члена стаи, слишком уверенно незнакомец вел себя здесь

Хотелось бы и ещё узнать что-то о вас и вот анкета в несколько строчек.
1. Настоящее имя
Люся.
2. Связь с вами
как был тот номер, так и остался.

3. Как будете появляться на ролевой? =)
как получится.)

4. Как здесь оказались?
Как-как, я уже здесь с открытия играю, это второй перс.)

5. Опыт игр на FRPG форумах?
2 года.

6. Есть ли познания мира Fallout в особенности третьей части!?
Как раз все знания у меня только по третьей части и есть.
7. А теперь простой вопрос, но он о вашем персонаже... Опишите своего персонажа в нескольких словах от 10-15 не более. Это для иных целей.
Сумасшедший, единственной целью которого является поиск собственных воспоминаний. Хочет понять, как он стал подопытным и кому обязан за заражение.
_________________
текст песни в биографии - группа Кино

0

2

Способности, навыки, параметры SPECIAL и ваш уровень
Параметры SPECIAL

Сила –6
Восприятие - 6
Выносливость - 6
Харизма - 5
Интеллект – 5
Ловкость – 5
Удача – 6

Основные навыки
Бартер - 25
Тяжелое оружие - 25
Энергооружие* – 35
 
Взрывчатка - 25
Взлом - 25
Медицина* - 35
Холодное оружие - 25
Ремонт* - 35
Наука – 25
   
Легкое оружие – 25
Скрытность  - 26
Красноречие - 25
Без оружия - 25
--------------------
Прошу прощения за исправления - не обратила внимание, что три навыка должны быть бонусовыми [спасибо Лии].

Особые способности
Звериная кровь : могут разбудить способность слишком яркие вспышки, взрывы поблизости, опасность для жизни.
Возрастает сила и выносливость, но падает интеллект и восприятие. В таком состоянии может накинуться на союзника.
- Умение видеть в темноте [левый глаз]
Минусы: левый глаз чувствителен к яркости и обилию света. Если день солнечный – к вечеру в голова гудит от боли. Так же этот глаз дальнозорок и не различает некоторые цвета.
- Более высокий болевой порог.
- Сопротивляемость радиации намного выше, чем у обычного человека, но:
Из-за этого Восьмой становится зависимым от жидкости, без разницы что это – газировка или обычная вода. Т. е, мутант обязан часто пить, иначе его разум начнет все сильнее превращаться в тот, который сейчас у супермутантов. Скорее всего, это – ошибка ученых. Если в течение двух дней жидкость не поступала в организм, начинаются сильные галлюцинации, повышается агрессивность, голос становится низким, клокочущим, зрачки расширяются, иногда начинается кашель и длится около трех минут.
Заражен ВРЭ.
Восьмой – поздняя версия нынешних супермутантов. Однако ученым в какой-то мере удалось избежать основных ошибок, допущенных в случае с последними, частично сохранив тело и разум человека, хотя из-за этого Восьмой уступает своим сородичам в выносливости и силе. Бесплоден.

Отредактировано Восьмой (2009-11-04 19:45:38)

0


Вы здесь » Fallout 3: Destroyed Ideals » Архивы брошенных анкет » Восьмой>>