Fallout 3: Destroyed Ideals

Объявление


Важные темы


О Fallout 3||Правила||Карта
Процесс Регистрации||Важные Материалы Игры
Организации и прочие темы по F3

Титры
Основатель: Сид Спартак

Смотрители:Россия-кун, Натан Спенсер, Кирк Тесла

Топы и рекламные партнёры

Клуб Форролл, рекламные объявления ФРИ, общение админов и мастеров Рейтинг Ролевых Ресурсов
Действие в игре

Сюжет

Оригинальный сценарий Fallout||Сюжет FRPG: Fallout 3

Местное время

27 августа 2277 года, отрезок времени 08:00-12:00, день

Форум заморожен. Наши соболезнования ((

(Подробнее на Радио от ТриДогНайта)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fallout 3: Destroyed Ideals » Архивы брошенных анкет » ΩMEGA [Стрелок]>>Последний стрелок


ΩMEGA [Стрелок]>>Последний стрелок

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

OMEGA

1. Имя: Омега (с латыни последний, предельный, подлинное имя не известно)

2. Возраст: Около 40-30 лет, дата рождения так же не известна.

3. Специальность: Стрелок. Обитатель пустошей.

4. Параметры S.P.E.C.I.A.L.

Сила – 5

Восприятие - 5 + 2 = 6

Выносливость - 5

Харизма - 5

Интеллект – 5

Ловкость – 5 + 2 = 6

Удача – 5

Основные навыки  5

Бартер - 25

Тяжелое оружие - 25

Энергооружие – 25

Взрывчатка - 25

Взлом - 25

Медицина - 25

Холодное оружие - 25

Ремонт - 25 + 5 = 30

Наука – 25
   
Легкое оружие – 25 + 15 = 40

Скрытность  - 25

Красноречие - 25 + 5 = 30

Без оружия - 25

Особые навыки:

http://s54.radikal.ru/i144/0908/c0/eb6f0a45f29e.gif

Эквилибристика – представляет собой смесь йоги, айкидо и совершенно нового стиля стрелков Основная задача этого искусства полное управление своим телом и каждой его частью отдельно. Обучение искусству позволяет напрягать или расслаблять мышцы, останавливать и учащать движение сердца, концентрировать и использовать механическую энергию.
Повышает точность при стрельбе из любого пистолета.

Характер:

Последний стрелок. Бесспорно сильный, но при этом его сила не имеет цвета, лишь иногда окрашивается грязно бурыми пятнами. Характер такой же, как солнце над пустошью. Спокойный и беспощадный в своём странном стремлении выжечь все, что стоит на пути к цели. Порой светлый, дающий надежду и опору, но за каждым светом тянется своя тень. Холодный или горячий до такой степени, что от прикосновения обжигает льдом. Противоречивый все, что можно сказать о нём точно. Несёт в себе идеалы Братства Стрелков и считает, что если он ещё дышит, то и сгинувшая империя ещё жива.
Правда для него существует только одна – своя. 
Многословен как револьвер. Для него слова не имеют смысла, только значения, но и это потерялись где-то в прошлом, о котором постоянно приходится забывать. Когда считает нужным ответить, часто становится грубым и циничным, хотя может быть, просто смеётся над людьми, если ещё помнит, как это делается. Видит насквозь каждого, но не в каждого захочет заглянуть. Интерес представляют только сложные личности, с иными мотивами, с другой точкой восприятия и иным укладом внутреннего мира. Это одна из особенностей ушедших стрелков - Познание души другого человека. Своеобразное оружие в руках стрелка, обладая высоким уровнем восприятия, он способен заглянуть в человека, будь то враг или друг, и коснутся его помыслов, стремлений, желаний и страхов. Но стрелок не пользуется этой способностью, потому что если искать в людях глубины, чаще всего натыкаешься на пол.
Беспристрастный, выдержанный, прямолинейный и устремлённый как пуля, летящая по траектории к цели. Стрелок есть стрелок.

Внешность:

http://s19.radikal.ru/i192/0908/a2/01b0276f9174t.jpg

Внешность такая же противоречивая, как характер, а может быть просто потерянная где-то на Пути к цели. Издалека, сквозь песок и раскалённый воздух Пустошей, лицо стрелка разглядеть почти невозможно. Широкие поля чёрной шляпы, похожие на крылья ворона, скрывают в тени его лик. Но он приближается, и его фигура уже угадывается под плащом-пыльником песочного цвета. Он худой и кажется, что два ремня перекрещивающиеся на поясе невыносимо туго сжимают его талию. Видны выцветшие на солнце джинсы,  заправленные в военные ботинки и скрученная кольцом верёвка на поясе. А всего через несколько шагов под плащом на ремнях проявляются массивные рукояти двух револьверов и патронташ на ремнях. А если путник способен оторвать взгляд от оружия он скользнёт взглядом выше и наткнется на чёрную жилетку с надписью RobCo надетую поверх запыленной бежевой рубашки. Торс пересекает нагрудный патронташ, за спиной виден приклад винтовки. Тёмно-красный шейный платок, а за ним лицо появляется перед глазами внезапно, как древний призрак страшного прошлого. Первое во что впиваются глаза – большой след ожога на щенке. Кажется, что кожа в этом месте разорвалась, являя миру своё нутро. Словно от апельсина оторвали часть кожуры и теперь при взгляде на фрукт видна жёлтая мякоть плода. Если путник, попавшийся навстречу стрелку способен оторвать взгляд от уродливого шрама он заметит что густая щетина его на самом деле белая, но потемневшая от солнца и песка Пустоши. Обветренные губы сжаты в тонкую полоску и шрам идущий от подбородка перерезает кончик губ, словно ущелье перерезает горную кряду. Скользнув взглядом выше, путник невольно натыкается на не пропорционально широкий прямой нос и глаза. Глаза цвета поблекшей, словно выжженной солнцем стали. Возраст на вид невозможно определить, порой кажется что стрелок совсем старик, а иногда он меняется морщины исчезают и сквозь загар проявляется лицо тридцатилетнего мужчины, который только входит в зрелость. Хотя такое почти не случается. Если путник захочет, он сможет подметить белые волосы, не длинные и не короткие. А после стрелок просто исчезнет движимый целью и останется лишь неясной точкой на горизонте и смутным очертанием в памяти. Такое лучше забывать....

Биография и первый пост:

...Твоя правда, стрелок – ответил Циклоп, и его губы расплылись в хищной улыбке, как воздух в Пустоши расплывается под беспощадными лучами жаркого солнца. Он прошёл чуть дальше, и песок захрустел под его сапогами, словно зерно под огромными жерновами. Целясь в стрелка автоматом и единственным глазом, Циклоп медленно опустился на поваленный ствол дерева, в стороне от места, которое предложил ему хозяин костра.
- За моей спиной, рядом с костром, в кошеле есть пища и вода – стрелок, казалось, не заметил манёвры работорговца за его спиной и продолжал методично чистить револьвер –  Если уже перестал бояться ловушек, ты можешь преломить со мной хлеб, странник.
- Перебьюсь – хрипло отозвался Циклоп и, не спуская дуло автомата с хозяина костра, осторожно передвинул к себе оружие стрелка. Револьвера, что он держал в руках, Циклоп не боялся - пистолет был наполовину разобран и полностью разряжен. Стрелок вновь не заметил манёвр своего невольного гостя или сделал вид, что не заметил.
Работорговцу это не понравилось - что-то было не так. Всё происходящее уж слишком походило на дуновение прохладного ветерка в Пустоши. Вначале он ласкает тебя, даруя избавление от жары, а потом приводит за собой бурю.
Стрелок был уверен, стрелок был спокоен, стрелок был как ледяной ветер, и что-то подсказывало Циклопу, что буря неизбежна. Но всё оставалось как прежде. Костер, сложенный из старых досок и мёртвых деревьев, отчаянно стрелял языками пламени в наступающую тьму. Хмельной от радиации и смерти ветер смеялся заупокойным смехом, где-то в остатках кровли старого дома. Он весело трепал огонь, словно издевался над агонизирующим светом. Запахи хлора, бензина, гниения и свинца не уходили под вечер, наоборот,  с новой силой расплывались в воздухе жарким, густым бульоном. Остатки дома не уже не защищали людей укрывшихся под ними. Они скорее походили на пальцы скелета с обвислыми остатками кожи, и казалось, в любой момент сожмутся мёртвой хваткой.
- Позволь рассказать тебе историю, странник – от голоса стрелка Циклоп невольно вздрогнул. Он только сейчас поймал себя на мысли, что уже почти минуту или две смотрит на то, как хозяин костра чистит своё оружие. Покрытые песком и оружейным маслом пальцы стрелка словно танцевали на ребристой поверхности деталей. Движения его были плавные, неторопливые и в то же время изящные. Стрелок скользил, кожаным обрывком ткани, по вычурному орнаменту револьвера, и в этом была какая-то грация, которая завораживала Циклопа и на мгновение лишала воли.
- Валяй – слабо отозвался работорговец, и встряхнул головой, пытаясь избавиться от наваждения. Мысли медленно и как-то неохотно принимали ясные очертания, Циклоп молча достал из кармана металлический обруч. Можно было нацепить ошейник на стрелка и уходить из этого места прямо сейчас, но этот человек в самом начале ясно нарисовал ему картину, что будет, если идти ночью через Пустошь. Циклоп согласился с ним, сталкиваться с тварями, что выползают на охоту только ночью, он не хотел. Никто не знает, что скрывает тьма мира, в котором Апокалипсис не пророчество, а реальность...
А историю, истории он любил с детства и знал ей цену. В этом мире осталась только история и рассказ стрелка, человека, который уже успел стать легендой, обещал быть занимательным.
- Ты когда-нибудь видел яблоки, странник? – Циклом отрицательно мотнул головой – В этом твоя судьба была к тебе менее благосклонна...
На обветренных губах стрелка прорезалась неровная кривая улыбка. Циклопу вспомнились рожицы, которые они в детстве рисовали на окне. Сначала мордашка сияла радостной улыбкой, а потом растекалась, превращаясь в унылую и страшную маску отчаянной весёлости. Стрелок бы это понял.
- Яблоки в Манхеттене жёлтые, как мёд – продолжал он – Знаешь, когда держишь плод в руках, кажется, что касаешься солнца. Яблоко такое же тёплое, а лучи переливаются на его поверхности, словно танцуют свой неясный танец бликов. Это как отражение на воде, когда жёлтый диск тянется по глади, и тебе кажется, что ты можешь прикоснуться к нему, почувствовать тепло. Словно ты способен откусить кусочек солнца. Яблоки в месяц заката необычайные, странник...
Но Циклопу больше не требовались слова, он улавливал смысл, всю глубину образов, мыслей и чувств. Он не слушал рассказ стрелка, он видел всё, словно заглянул в омут прошлого и лицезрел отражение минувших лет. Он видел ясно залитые солнцем  просторы Центрального парка. Казалось, что земля в этом месте превратилось в огромное зеркало, так как основной цвет здесь был жёлтый. Бритвенная жёлтая осока тянулась к небу, деревья с пожелтевшими стволами пригибались к земле, словно несли непомерную ношу. Растение похожее на плющ жёлтыми змеями обвивало специально поставленную металлическую решётку, а сквозь трёхпалые листы и впрямь проглядывали жёлтые плоды, похожие на солнечных зайчиков. Люди в цветастых пончо и соломенных шляпах собирали яблоки, складывая их в плетёные из осоки корзины. Детишки носились между корзинами и лестницами так и, норовя сбить кого-нибудь с ног. Циклоп вдруг понял, что увидел рай на обломках Апокалипсиса.
Крестьяне высыпали яблоки из корзин под огромный пресс, и он опускался, беспощадно давя под собой отражения солнца. Золотистый сок лился из металлического крана в кружки и раздавался всем желающим всего за пять спичек. Мальчишка лет двенадцати, тонкий как спичка, которую он только что отдал торговцу, жадно приложился к жестяной кружке. На нём были старые потёртые и местами заштопанные джинсы, а на его клетчатой рубашке были видны следы жёлтой земли и листьев осоки. Он допивает сок и, улыбаясь, открывает большие голубые глаза. Циклоп вздрогнул, когда увидел в этих глубоких глазах жизнь. Бьющую ключом, молодую и наивную жизнь будущего стрелка, от которой сейчас нечего не осталось.
- В месяц заката в Центральном парке устраивали Посвящение молодых, которое местные называли просто потехой – голос стрелка обволакивал сознание, вкрадчиво ложился где-то в голове и затягивал медовой, яблочной глубиной – Это было первое испытание после шести лет непрерывного обучения. Первый экзамен, хотя настоящая цель была в другом. Нужно было сбить нарастающую юношескую спесь, отчаянную самоуверенность и дерзость коей кичатся новоявленные юноши. Нашим наставником был человек по имени Меф, которого в Фениксе иногда называли бесом.
Перед глазом циклопа встал лик наставника стрелка. Небольшого роста человек с глубоко посаженными глазами, с волосами похожими на чёрные лохмотья и свалявшейся бородкой, что окружала сбитые в кровь губы. Таким был Меф в то время, таким он был для стрелка всегда. Уверенные в себе мальчишки один за одним падали на поле скошенной травы под ударами его посоха, толпа вокруг смеялась, сыпала обидными шутками, а наставник улыбался и смотрел исподлобья на каждого новоявленного «противника». А потом в круг вышел тот самый мальчик с глазами солнечного моря. Свой посох он держал как-то не уверенно, словно робко.
- Что бы уложить меня на траву Мефу хватило двух секунд. Но я всё равно встал, зная, что по правилам бой идёт до тех пор, пока противник способен держатся на ногах. Наставник снова отправил меня на траву, на этот раз он сделал это более жёстко, но я встал. И вставал ещё много раз пока смех и шутки толпы не стихли, а может быть, я уже просто нечего не мог слышать. Когда я вновь попытался подняться Меф просто ударил меня концом посоха в лоб, и я потерял сознание.
Потом я долго лежал в доме у целителя. Я думал, что я провалил экзамен, ведь если стрелок слишком самоуверен, у него нет будущего... Но потом пришёл отец и сказал, что я прошёл Посвящение.

Сцена эта предстала перед Циклопом, и он успел разглядеть отца, который тоже без сомнения был стрелком. Он держал какую-то характерную осанку и был полным альбиносом, вместо зрачков у него была лишь мёртвая белая пелена. Его сын перенял глаза матери.
- После посвящения у нас был новый, иной период обучения. Меф увёл нас из Феникса в пустошь пятой Авеню. Мы жили и привыкали к тому, что смерть не абстракта, а находиться всегда рядом, всегда близко и каждый поворот судьбы может увести нас с Пути навсегда. Мы пробовали смерть на вкус, до тех пор, пока она не становилась пресной для нас. На Пустошах мы отведали всё то, что населяет тёмные стороны человеческой души. Страх, боль, ярость, злость, ненависть – Меф играл нами, манипулировал нашими чувствами, а в один светлый миг мы просто смогли избавиться от этого. Мы вырезали эти чувства из себя, как целитель отрезает конечность, поражённую гангреной.
- Мы вернулись в город в месяц сумрака, вернулись уже другими, но и город за это время необратимо изменился.

Работорговец узрел это вместе с юношами пришедшими в город. Видел, что сумрак стал не просто названием месяца, а живой, настоящей субстанцией, что поселилась в Фениксе. Жёлтый цвет стал серым, цветущий город в Центральном парке умирал как цветок на морозе. Сумрак читался везде: в опустевших домах, на лицах людей, в глазах животных и в туманном воздухе, который сгущался как пар над бурлящим котлом.
- Мир стоял на краю пропасти, и земля под ним съезжала вниз подмоченная зимними дождями. Отец рассказал, что во время нашего отсутствия в город пришли три странника, они взяли комнату в гостинице. Нечего не заказывали, нечего не говорили и на утро просто исчезли. После их ухода город начал умирать. Странная болезнь распустила свои руки над империей и люди, охваченные ей, просто исчезали. Отец решил взять своё законное право стрелка выступить в Совете Хранителей и пытался убедить их покинуть Центральный Парк., но всё оказалось тщетно. Старые Хранители приняли решение учредить в городе осадное положение и долили масла в огонь пылающего Феникса.
Солнце казалось, впиталось в лицо юноши, что стоял перед большим бетонным зданием Совета Хранителей. Он застыл, словно изваяние и только сжатые кулаки выдавали цвет скопившихся в душе эмоций. Отец вышел из Совета и будущий стрелок содрогнулся, впервые увидев в нём старика. В белесых глазах не читались эмоции, но в их мертвой глубине, подросток знающий отца с детства сумел уловить отчаяннее. Это отчаяннее прирождённого стрелка звучало как последний аккорд в похоронном гимне империи.
- Тогда я решил стать стрелком. Мне казалось, что если я мгновенно вырасту и стану значимым я смогу что-то изменить и исправить. По традиции мальчик становится стрелком только тогда когда побеждает своего наставника. Если бы я не победил, я был бы изгнан из Феникса. Но город агонизировал, и страх изгнания больше не тревожил мои мысли. Мне хотелось менять мир, и цена этого больше не волновала меня. Цель стала частью меня, а я стал частью цели.
Я отправился к Мефу.
Меф не хотел соглашаться, он не позволил бы, что бы лучший ученик ушёл в изгои, но я заставил его изменить своё решение. В конце концов, это было моё право, и он согласился. До боя оставалось два дня.
Всё это время я уходил на пустырь и что-то взрывал, всё это время меня друзья пытались меня отговорить, но было уже слишком поздно. Кости были брошены, игра началась.
Мы сошлись с Мефом в третий день месяца ночи на разбитом асфальте старого шоссе. В его руках был посох с металлическим лезвием на конце, а в моих... Сначала он решил, что это шутка. Но моя серьёзность была не наигранной, и наставник смирился. В моих руках была шутиха, обычная большая красная ракета со шнуром, какие пускает детвора на праздник восходящего года...

Крепко сжав губы, юноша держал в руках своё нелепое оружие перед взрослым недоумевающим мужчиной. Наставник знал своего ученика насквозь, он знал каждый его новый ход, каждое следующее действие, за столько лет он изучил его полностью. Но теперь  ему навязывали правила игры, которых он не понимал.
Меф принял свою обычную стойку и завёл посох за спину резким скачком врываясь вперёд прямо на тонкую фигуру юноши, что застыла перед ним.
- Всё могло рухнуть в один миг, но мне уже нравилось это. Я не готовился стать стрелком, я уже чувствовал себя им.
Фитиль догорел, ракета, отбрасывая яркие искры взметнулась к наставнику петляя и постоянно меняя траекторию. Казалось, что вот-вот она сойдёт с намеченного курса и уйдёт в строну, но юноше уже было без разницы. Море в его глазах растворилось, вместо него в зрачках сверкнула сталь, а может быть Циклопу, только показалась эта перемена. Меф уже готовился сбить ракету с курса ударом посоха, но вдруг она разорвалась прямо перед ним. Вначале он не понял, что случилось, что-то горячее хлестнуло по телу и мир на миг растворился в белой дымке. Глаза он открыл, уже чувствуя ногу ученика у себя на горле. Юноша возвышался, над ним держа его собственный посох острым лезвием вниз.
- Если не сдашься, я перережу тебе глотку – спокойно констатируя факт, сказал ученик.
Меф быстро изогнулся и попытался выхватить оружие, но рука как тряпка опустилась назад на асфальт. Тёмная и густая как нефть кровь брызнула из обрезанных остатков пальцев. Секунду Меф смотрел на свои пальцы медленно бледнея, а потом перевёл затуманенный взгляд на своего ученика.
- Сдаюсь стрелок – сквозь наступающую тьму проговорил наставник – Сдаюсь и горжусь тобой....

- Меф знал правила игры наперёд, но не понимал, что у игры нет правил – они придумываются на ходу. Двойка бьёт короля, пешка сбрасывает офицера. В шутихе было в два раза больше пороха и металлическая стружка, которая изрезало лицо Мефа. Его сгубил не я, а уверен ость в собственных суждениях.
Циклоп уже даже не кивал, он сидел с широко открытыми глазами, и пламя костра плясало в его зрачках. Вязкая струйка слюны стекала с его перепачканных губ.
-Потом Феникс погиб... Как? – стрелок молча надел шляпу и покрыл свои глаза тенью, как вдова, скрывающая своё лицо чёрной тканью – Это моё личное с ним дело... Я искал трёх странников долгие-долгие годы. Двое уже пали, остался последний и я знаю, что его след тянется в Столичную Пустошь. Наверное, я похож на пулю, выпущенную из револьвера. Я не меняю траекторию и я нужен только для одной цели. В конце концов, я её достигну. Прощай, странник.

Циклоп проснулся вместе с восходом. Солнце, играя в художника, весело красило Пустошь, в багрово-алые тона добавляя в унылый пейзаж металлический привкус крови. Костёр давно догорел, холод ночи забирался под броню и вонзался в кожу. Преодолевая оцепенение, Циклоп медленно поднялся и побрёл в направлении лагеря. Рядом шли чьи-то следы, но чьи они работорговец так и не смог вспомнить. Лишь только ощущение тяжести не давало покоя, словно он разделил с кем-то ношу весом в целое небо...

Инвентарь:

Револьверы «Vox vocis of Deus» (с латыни "Голос Бога")

http://s58.radikal.ru/i162/0908/a4/63bd58a16fd2t.jpg

«Мечи» Братства стрелков. Как и у рыцарей, оружие для них не просто средство убийства, а целый культ. Оружие переходит от отца сыну, когда последний достигает звание стрелка. Всю жизнь юношу обучают Эквилибристике – искусству владения собственным телом, что позволяет максимально снизить отдачу оружия путём расслабления и напряжения опредёлённой группы мышц. Каждый стрелок знает около тысячи, особых подходов в стрельбе, хотя визуально они могут не отличаться друг от друга, потому что основное действие происходит внутри тела стреляющего.
С оружием связана особая философия, которая отраженна в названии. Использовать револьвер стоит только в той ситуации, когда Богу требуется сказать своё Слово.

Калибр: .357 Magnum (9x32мм R; револьверный с закраиной)
Вес без патронов: 2 кг
Начальная скорость пули: 370-380 м/с
Длина: 260 мм
Емкость барабана: 6 патронов

Винтовка «Левиафан».

http://s51.radikal.ru/i133/0908/73/a688fb636027t.jpg

Старинное изящное ружьё со скобой Генри. Откуда оно у стрелка известно только ему самому.

Калибр: 7,62mm  (7.62x51)
Тип автоматики: ручная перезарядка скобой Генри
Длина: 1160 мм
Длина ствола: 712 мм
Вес: 4.10 кг
Магазин: 5 патронов

В кошеле:

Аптечка первой помощи (стимуляторы 4 шт., бинты, спирт, пачка патронов, жгут, антибиотик, рад-х 6 шт.), остатки воды в просвинцованной фляге, мясо кротокрыса, верёвка, остаток мыла, спальный мешок, спички, горстка крышек (230 шт.)

Дополнительно:

1. Настоящее имя: Заткнись!

2. Связь с вами

gunslinger2277@yandex.ru

3. Как будете появляться на ролевой?

Периодически

4. Как здесь оказались?

Увидел информацию на каком-то форуме. Админ этой ролевой игры (не буду раскрывать его имя) сокрушался о том что нет игр по Fallout и настойчиво предлагал ссылочку на свой ресурс. И вот я тут.

5. Опыт игр на FRPG форумах?

3 с лишним года.

6. Есть ли познания мира Fallout в особенности третьей части!?

Да

Отредактировано ΩMEGA (2009-08-23 15:37:03)

0

2

Личные записи



-----------------------------------------------------------------------------------------

Уровень 2

Параметры S.P.E.C.I.A.L.

Сила – 5

Восприятие - 5 + 2 = 7

Выносливость - 5

Харизма - 5

Интеллект – 5

Ловкость – 5 + 2 = 7

Удача – 5

Основные навыки  5

Бартер - 25

Тяжелое оружие - 25

Энергооружие – 25

Взрывчатка - 25 + 2 = 27

Взлом - 25

Медицина - 25 + 5 = 30

Холодное оружие - 25

Ремонт - 30

Наука – 25
   
Легкое оружие – 40 + 8 = 48

Скрытность  - 25

Красноречие - 30

Без оружия - 25

-----------------------------------------------------------------------------------------

Особые навыки:

http://s54.radikal.ru/i144/0908/c0/eb6f0a45f29e.gif

Эквилибристика – представляет собой смесь йоги, айкидо и совершенно нового стиля стрелков Основная задача этого искусства полное управление своим телом и каждой его частью отдельно. Обучение искусству позволяет напрягать или расслаблять мышцы, останавливать и учащать движение сердца, концентрировать и использовать механическую энергию.
Повышает точность при стрельбе из любого пистолета.

http://s50.radikal.ru/i129/0908/c1/b1465950f92d.gif

Быстрый и мёртвый - способность, которая позволяет быстро и точно вести огонь по трём мишеням сразу. Но это полностью поглощает внимание стреляющего и сокращает спектр его обзора. В итоге обладатель способности при её использовании, не сможет услышать подкравшегося сзади врага, что ставит его под весьма внушительный удар. Кроме того, требует максимального уровня концентрации, в виду чего использовать можно только раз в три поста.

ПЕРСОНАЖ ПРОПАЛ БЕЗ ВЕСТИ!
Игрок долгое время не появлялся на ролевой. Поcледний раз его видели в окрестностях Большого Города.
С уважением, администрация

Отредактировано ΩMEGA (2009-08-23 14:40:46)

0


Вы здесь » Fallout 3: Destroyed Ideals » Архивы брошенных анкет » ΩMEGA [Стрелок]>>Последний стрелок