Fallout 3: Destroyed Ideals

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fallout 3: Destroyed Ideals » Архив локаций » Мемориал Линкольна>>


Мемориал Линкольна>>

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://s41.radikal.ru/i093/0907/49/6e0c7f7790c6.jpg

http://s56.radikal.ru/i154/0907/db/02ac7fd1be59.jpg

Этот мемориал посвящён президенту Америки Линкольну. Посреди самого мемориала стоит его статуя без головы и куча работорговцев. Здесь база работорговцев, которые близко никого не подпускают к мемориалу. Кто бы не подошел, они будут стрелять на поражение лучше обходить это место стороной, если конечно вы не предупреждали о своём приходе.

0

2

События...

Работорговцы сидели на ступеньках мемориала Линкольна и играли в карты. На подступах к зданию находились огневые позиции, укрепленные мешками с песком. Парочка работорговцев, вооруженных снайперскими винтовками, через оптическое стекло осматривали местность. Довольно увлекательное занятие. Вот только пока в прицел попадали только камни и развалены зданий. Так что работорговцы скучали и игра в карты для них сейчас - единственное развлечение.
-Эй, чуваки, смотрите кого я нашел! – крикнул лысый работорговец, поймав в прицел упавшего чужестранца. Виктор Зейдеман несмотря на все попытки обойти логово работорговцев стороной  не смог укрыться от острых глаз снайперов.*
-Вижу, - ответил второй снайпер, поймав в оптический прицел ученого, - ух ты, так это яйцеголовый из Ривет-Сити!
-Откуда ты знаешь?
-А ты что слепой? Не видишь его халат? Думаешь, кто тут еще будет ходить в лабораторном костюме.
Пока работорговцы разговаривали, на сцене появился новый враг. Из развалин столичного метрополитена на Виктора Зейдемана полз гигантский муравей. Полз нагло, агрессивно шевеля усиками. Еще немного и он накинется на одинокого ученого.
В это время наблюдатели с мемориала Линкольна внимательно глядели за развитием начавшегося перед ними спектакля. Игра в карты была заброшена. Все работорговцы, кто через оптическое стекло, кто просто так смотрели на муравья и Виктора. Возник даже спор, кто выйдет победителем в предстоящей драке. Работорговцы даже устроили тотализатор.
-Ставлю двадцать крышек на яйцеголового! – заявил лысый.
-Принимаю ставку и накидываю еще десять крышек на муравья!

*Офф: Mr.Red твой персонаж не умеет красться…

0

3

События...

-Смотри, я же говорил, победит яйцеголовый! – радостно закричал лысый работорговец.
-Не кричи, из этой пукофки он не убьет муравья, - огрызнулся второй работорговец, он явно не хотел проигрывать спор.
И, правда, муравей, получив дротик в панцирь, не только не остановился, но и пополз еще быстрее. Хитиновая броня хорошо защищала насекомого. Да и яд скорпиона плохо действовал на муравьев. За долгие годы мутации и воздействия радиации у них выработался иммунитет ко многим отравляющим веществам. И муравей, несмотря на торчащий в спине дротик бежал на Виктора.
Бежал, щелкая щупальцами… Хрясь-Хрясь…
А Виктору что делать? Ему оставалась либо бежать от разъяренного насекомого, либо продолжать отбиваться. Только вот неизвестно, кто бегает быстрее, муравей или человек? А если он останется, и будет продолжать стрелять из дротикомета, то муравей добежит до него в любом случае. И тут возникает второй вопрос – успеет ли ученый из Ривет-Сити убить насекомое до того, как оно укусит или нет?

0

4

События...

Хрум-хрум, захрустел муравей, уплетая яблоко. Челюсть задвигалась с частотой часового механизма и сочное вкусное яблоко исчезло в пасти насекомого. Проглотив яблоко, муравей пошевелил усиками и опять двинулся на ученого. Стало ясно - одним яблоком тут просто так не отделаешься.
Чпок, второй дротик, выпущенный Виктором, воткнулся в правую лапу насекомого. Кажется, третью, если считать от головы. Муравей завизжал как раненый кротокрыс и упал на бок. Казалось насекомое вот-вот испустит дух, но это была только видимость. Яд из яблока не действовал. А если и действовал, то очень медленно. Перевернувшись на спине, восьминогая тварь вытащила дротик из лапы и вновь побежала на ученого. Вот муравей уже рядом. Вот он собирается укусить Виктора за ногу…
Бабах, раздался выстрел со стороны монумента Вашингтона, и голова муравья взорвалась, словно ее напичкали динамитом. Словно в замедленном фильме Виктор видел, как
муравьиная кровь, куски мяса, мозги, осколки хитинового панциря разлетелись в разные стороны. Опасность миновала. Но кому принадлежит этот выстрел?

(работорговцы)
-Улляя, - радостно заорал лысый работорговец, опуская снайперскую винтовку, - вы видели, как я снес этому муравью голову? Я же говорил, победителем выйдет яйцеголовый. Я выиграл спор, давай сюда крышки.
-Ты что охренел? Так нечестно. Победил муравей! – возразил другой работорговец, размахивая руками.
-Какой муравей? Твой дохлый муравей лежит без мозгов! – стал утверждать лысый работорговец. Было понятно, он специально подыграл ученому, чтобы получить весь банк. Ставки в тотализаторе были один к трем, в пользу муравья.
Назревала драка. Работорговцы словно разделились на две команды. Одни стояли на стороне лысого, утверждая, что он поступил хитро, убив из снайперской винтовки муравья. В правилах никто не говорил, что нельзя вмешиваться в поединок. Другая часть работорговцев утверждала, что поступок лысого нельзя оставлять просто так. В драке все равно бы победил муравей и деньги должны получить те, кто ставил на муравья.
А Виктор? Про Виктора на время забыли. Хороший момент чтобы сейчас удрать отсюда куда-нибудь подальше. Пока работорговцы заняты выяснением отношений, можно тихонько, без лишнего шума убежать. А можно заняться изучением трупа муравья. Кто знает, какие секреты находятся в теле насекомого? Вот только вскрытие и парирование насекомого займет как минимум двадцать минут, а за это время работорговцы могут выяснить отношения и вспомнить про «яйцеголового». Шанс получить от них пулю очень высок.

Офф: Mr.Red у тебя три варианта:
Первый – убежать отсюда, пока работорговцы заняты выяснением отношений. Можешь делать переход в «Теплые коллекторы».
Второй – попытаться взять пробы у мертвого муравья. Вдруг у муравья что-нибудь найдешь? Переход не делаешь! Действие будут происходить в этой же локации.
Третий – свой вариант.
Кстати, у тебя больше нет отравленных фруктов, но баночка с ядом осталась. 

0

5

(начало игры)

Ноль не сводила взгляда с каменного безголового великана, не прекращая строить догадки о его происхождении. Она знала, что люди любят тесать из камня всякие странные штуки, однако скульптура человека попалась ей в первый раз - вообще охотница толком и не понимала, что имеет дело с памятником - исполин, кажется, в любой момент мог подняться и раздавить ее своей ножищей. Но поскольку махина не спешила ее давить, Ноль, должно быть, ему понравилась. И он нравился Ноль.
"Интересно, он всегда был без головы? А если нет, то где его голова?"
На секунду девушке показалось, что Линкольн ("Звучит грозно!") давно умер, и охотница имеет дело с его окаменевшим трупом, однако она поспешила прогнать эту мысль прочь - нет, слишком много мощи, величия, стати в его гордой осанке, он просто до поры, до времени притворяется мертвецом, чтобы потом встать на ноги и своей громовой поступью пройти по Пустоши.
Зэф где-то позади ожесточенно спорил с лидером работорговцев, клички которого она не запомнила, да и не считала нужным запоминать. Они нашли друг друга интересными собеседниками, но разошлись во взглядах на мироустройство. Что до Ноль... Ноль не забивала голову такими глупостями.
Она находила Зэфа забавным самцом. Вроде как жестянщик и в то же время не жестянщик вовсе. При всей его любви к огонь-воде (один запах которой вызывал у дикарки отвращение), он говорил интересные вещи - про Очищающий Огонь, всяких Красных Драконов (эти истории Ноль воспринимала буквально), равенство всех людей. Пускай девушка на месте этого Красного Дракона пожрала бы заодно и все человечество, идеи Зэфа находили отклик в ее метущейся душе - еще бы, еды да и всем поровну! Правда, была опасность облениться, обрасти жирком и разучиться охотиться, однако рейдер утверждал, что  славное пришествие ком-му-низ-ма (дикарка произносила это сложное слово именно так, по слогам) ждет их не раньще, чем в Очищающем Огне сгорят все буржуи-жестянщики, варвары-супермутанты и прогнивший Анклав, так что Ноль не печалилась - предстояло убить еще хренову тучу людей и не-людей.
Кроме того, за годы странствий по Пустоши Зэф ни разу не предал охотницу, а оно что-то да значит тут. Так что к нему она испытывала что-то вроде доверия, привязанности. Вообще странноватый получился дуэт, если посмотреть со стороны - молчаливый метис и косноязычная полудикая рейдерша.
А еще Зэф был весьма трахабельным парнем - Ноль нравилось его тело, голос, улыбка - он вообще никогда не казался ей человеком Пустошей - вся враждебность, озлобленность, так или иначе присущая и рейдерам, и жестянщикам, в нем была, кажется, напускной.
Несмотря на жгучее желание связать его, изодрать в кровь, трахнуть и бросить подыхать в пустыне, на каком-то подсознательном уровне она понимала, что делать этого не следовало - Зэф был другим, но, в отличие от других жестянщиков, он не был хуже, а может, даже лучше, светлее ее, что ли. Не отдавая себе отчета, она все же старалась не трогать метиса. А тот, видимо, руководствуясь похожими чувствами, не трогал ее, за что она была ему искренне благодарна - такая вот получилась парочка.
Так, просидев уже полчаса в одной позе, подобрав ноги под себя, она легко могла просидеть еще столько же, если бы не нарастающий рев Машины. Судя по всему, летающей - такие слышно за версту, треску как от роя трутней. Винтокрыл сделал круг над мемориалом, а затем плавно опустился на воду неглубокого искусственного канала, тянувшегося от мемориала Линкольна до высоченного обелиска монумента Вашингтона напротив, взметнув в воздух фонтаны брызг.
Шасси только коснулись поверхности воды, как из винтокрыла выпрыгнули двое бойцов Анклава, сразу же взяв на прицел логово работорговцев. Последние перетрусили не на шутку - каждый спрятался так хорошо, как мог - кто-то отступил за колонны, кто-то залег у мешков с песком, и не думая о том, чтобы высунуться - с Анклавом шутки плохи. Главарь еще пытался отдавать какие-то приказания, но заряд плазмы оплавил камень у самого его плеча, что неплохо остудило его пыл - вот уже он лежит на холодных ступенях Мемориала, поскуливая и держась за обожженную раскаленной жижей щеку.
Пара секунд, несколько коротких прыжков и перебежек от колонны к колонне (Ноль одинаково быстро бегает и на двух ногах, и на четырех) - и вот уже она уже на каменном возвышении, за баррикадой, рядом с перетрусившим работорговцем-снайпером, совсем еще зеленым малым. Грубовато пихнув того локтем, она оттолкнула его от снайперской винтовки и припала к прицелу.
Анклав, впрочем, не спешил атаковать - возможно, не решались брать хорошо укрепленный Монумент без подкрепления, а, возможно, работорговцы и вовсе не интересовали их, а выстрелами они хотели только припугнуть сброд с пустошей. Судя по всему, так оно и было - из Машины под прикрытием еще двоих тяжеловооруженных пехотинцев выбрались еще трое жестянщиков - с такого расстояния можно было различить только белые халаты, однако Ноль сразу же увидела Жертву - слишком напряжен. Постоянно озирается, пригибается. Несет на себе сумку с тяжелой аппаратурой - с такой далеко не убежишь.
Тем временем ученые начали разворачивать свою аппаратуру прямо на воде, а четверка солдат обступила их полукольцом - медлить более не следовало, если охотница рассчитывала сегодня поживиться свежей горячей плотью. К тому же солдаты Анклава были интересными, сложными противниками. Их оружие прожигало плоть до кости, а броня зачастую выдерживала и попадание из дробовика в упор, однако эти ребята все же были чертовски предсказуемыми и неизобретательными.
Только сейчас осторожно обернувшись к Зэфу, Ноль осторожно кивнула в сторону винтокрыла:
- Иди. Ближе. Жестянщиков я займу.
Затем, нисколько не интересуясь его реакцией, вновь припала к прицелу винтовки, осторожно выцеливая ближайшего пехотинца. Теперь, когда охотница сконцентрировалась на биении своего сердца, она без труда, на автоматизме сделала небольшую поправку на расстояние, целясь в стык бронепластин шлема и наплечника, и плавно спустила курок, словно поглаживая его. Грохот выстрела прокатился по окрестностям, а сильный толчок приклада винтовки девушка легко погасила плечом.

Отредактировано Ноль (2010-04-26 01:56:06)

0

6

--- Начало игры ---
День, этот очередной день был ужасен. Как и все предыдущие. В том, что завтра будет так же плохо, Грегори не сомневался. Но сегодня день был особенно плох. Во-первых, Моргана опять разбуди ни свет ни заря громким криком. Многие знакомые Грега, зная о его нервозности, находили забавным подойти со спины и позычней что-нибудь рявкнуть, или же так же со спины подойти и, приставив оружие к спине Моргана прошептать “мы все знаем о тебе”.
На задание обычно парня отправляли, не объясняя ничего – мясо среди ученых, будет делать, что скажут на месте. Тем более что последние дня три Моргана не слабо лихорадило и, кажется, он вообще не понимал того, что вокруг происходит. Выдали оборудование, какой-то бронежилет и запихнули в винтокрыл. Грег даже не успел продрать глаза. Во время полета он жался ближе к углу, скукожившийся от прохлады, поправлял время от времени слетающие с носа очки. Казалось, он старается исчезнуть, улетучиться отсюда. Если бы мог, то, наверное, обязательно поступил бы подобным образом. Не раз Морган задавался вопросом – как так вышло, он оказался выходцем Анклава. Организации, к которой в душе более всего испытывал отвращение. Почему он родился именно в это время? Как было бы прекрасно жить в мире, где нет нескончаемой войны, где можно жить в каком-нибудь милом домике с синей крышей и выращивать яблони, ну или просто какие-нибудь цветы. Это было голубой, но не исполнимой мечтой Грегори. Иногда по вечерам он позволял себе расслабиться и помечтать, хотя садовые цветы ему знакомы только по реликтовому учебнику природоведения. Когда же сам Морган пытался нарисовать в воображении новый цветок, у него выходил довольно жуткий уродец, как раз подходящий к антуражу реального мира.
- А ну тащи. – кто-то кинул сумку с оборудованием парню и, схватив Грегори за плечо, поволок к выходу, беспардонно разогнав все светлые мечты.
- Сэр, каковы мои обязанности? Меня не осведомляли.
- Просто установи это. Точнее помоги установить. Больше от тебя ничего не требуется, побереги нервы. – хлопнул дружески по плечу какой-то смутно знакомый Моргану ученый.
- Мемориал Линкольна? А разве мы не слишком близко, это может быть опасно.
- До сих пор удивляюсь, как ты еще не издох. – ученый открыл сумку, которую тащил Грег и, окинув бегло ее содержимое, покачал головой и забрал себе. Морган вздохнул с облегчением.
Где-то относительно далеко копошились люди. Работорговцы.
“А вот когда-то здесь ходили школьники и истинные патриоты. Даже туристы, наверное. И влюбленные парочки. Наверное. А теперь, здесь людьми торгуют, а бедный президент лишился головы. Так, наверное, лучше. Он хотя бы не видит, что происходит вокруг него. Америка – свободная страна возможностей…”
- Эй, але. Кто работать-то за тебя будет, невротик железный.
- А? Да… я сегодня… не в себе. – Грегори ссутулился, стараясь, чтобы его постоянно отделяли от взора обитателей мемориала широкие спины пехотинцев.
- Да ты вечно не в себе. Не пробовал лечиться?
- Если б в наше время штопали души, я был бы рад.
- Тебе не душу, тебе мозги надо починить.

- Меня слегка знобит… -Грег машинально поднес ко лбу правую руку, почувствовав на лице холод стали, он улыбнулся, как умалишенный. Да, знобит… по телу пробегает легкая дрожь, ты совершенно не понимаешь, что происходит вокруг. Разум спит, а руки делают…
- Да. Приятель, тебе точно надо в лазарет… - хмыкнул один из ученых, не отрываясь от своей работы, - Вот нафиг тебя с нами отправили, все равно стоишь и ничего не делаешь, ты это, не смей сознание терять. Он у вас всегда такой?
- Не знаю, я с ним не работаю, пару раз виделся. Но, похоже, да, всегда…

- Наверное, они ждут, когда ж его пристрелит кто-нибудь, вот и отправляют куда попало.
Все эти разговоры казались Грегори такими далекими, реальность сейчас для него больше походила на сон. Даже выстрел, внезапно прогремевший, не вывел Моргана из этой прострации. Уже повинуясь привычке, он пригнулся, стараясь найти ближайшее укрытие, достал пистолет из-за пазухи… Он все еще был за спинами солдат, которые, засуетились. Самым разумным Грегори казалось сейчас забежать обратно в винтокрыл и полететь на базу, но этих мыслей с ним никто не разделял. Солдат беспардонно пихнул парня, как бы показывая, в какую сторону, собственно бежать. Они заняли позицию, началась перестрелка. Работорговцы, видимо, очухавшись после первого впечатления, тоже вяло, но начали отвечать на выстрелы анклава.
“И что теперь? Перестрелка?” – мысленно доходило хотя и запоздало до Грегори, который сам не заметил, как начал отвечать на выстрелы со стороны мемориала и даже, кажется, задел особо наглого агрессора, что не удосужился выбрать себе укрытие.
- Эй, мистер ‘я-нифига-не-понимаю-и-поэтому-не-уйду-из-под-обстрела’ перенеси массу своей хлипкой туши сюда! – этот крик вывел Грегори из какой-то прострации и он обнаружил, что сам стоял на довольно хорошо простреливаемом участке. Опомнившись, он рванул к остальным. Место дислокации анклавовцев сильно сменилось за эти несколько минут… или секунд… Морган не считал, каждое такое мгновение для него приравнивалось к вечности, такой скоротечной вечности. Вроде винтокрыл приземлялся где-то у воды. Об этом Моргану напоминали промокшие до колена ноги, это так же, в дальнейшем сулило некоторые проблемы с протезом… Сейчас парня больше волновало то, как они так быстро оказались вдали “спасительной машины” вокруг каких-то обломков. Но, с другой стороны, это было лучшее укрытие, Грег сел на землю, прячась за довольно крупным валуном, и предоставил остальным решать, как же завершится эта битва. Остальные же, давно для себя решив, что он несколько не в себе, решили дать ему спокойно посидеть здесь, а разбор полетов пусть устраивает кто-нибудь на базе. Хотя, можно было бы выкинуть его за шиворот из укрытия как отвлекающий маневр, это даже не было бы странным…

0


Вы здесь » Fallout 3: Destroyed Ideals » Архив локаций » Мемориал Линкольна>>